Роман Кравченко дал большое интервью «Вечерним Ведомостям»

Недавно исполнилось ровно два года, как один из крупнейших районов Екатеринбурга – Орджоникидзевский возглавил Роман Кравченко. «Вечерние Ведомости» поговорили с ним о том, как изменился за это время район, и он сам.


- Роман Геннадьевич, два года Вы управляете Орджоникидзевским районом. Какие ощущения от проделанной работы?


- Ощущение, что ее (работы – прим. ВВ) еще много.


- Но ведь что-то удалось уже завершить?


- Удалось завершить три знаковых проекта – мы открыли Сквер Дружбы народов, установили арт-объект «Сердце Уралмаша» и совсем недавно открыли после реконструкции сквер Орджоникидзе. Жителей нашего района почему-то обделили в плане рекреационных зон, мы постарались это исправить. Все остальное – текущая работа. Точно могу сказать, что сегодня район чище, чем два года назад. Кроме того, мы отремонтировали главные транспортные магистрали района – Шефскую, Турбинную, Фронтовых бригад, Ильича и Уральских рабочих. Там люди годами жаловались на состояние дорог и тротуаров.


- Полицейский опыт помог в наведении порядка?


- Очень распространенный стереотип, что выходцы из силовых структур какие-то особенные. Управленец – везде управленец. Если ты не умеешь наладить работу, выстроить отношения с коллективом и внешним миром, то будь это хоть полиция, хоть МЧС, хоть школьная столовая – результата не будет.


- Кстати, о коллективе. Команда администрации сильно поменялась?


- Нет. Как и везде, кто-то приходит, кто-то уходит. На повышение, в декрет или меняет сферу деятельности. Кого-то зарплата не устраивает – она на муниципальной службе небольшая. Но костяк коллектива стабилен. По-другому нельзя. «Американские горки» в рабочих процессах должны быть минимизированы, ведь в нашем районе живет более трехсот тысяч человек, это большая ответственность.


- Небольшая зарплата – это сколько?


- Все зависит от должности, конечно, у специалистов она в районе средней по региону, даже чуть ниже. У руководителей – чуть выше. Но, повторюсь, у этих людей колоссальная ответственность на плечах. А за профессиональные ошибки заплатить можно дорого. В том числе и свободой.


- Это справедливо, на ваш взгляд?


- У людей всегда есть право выбора. Но работа у нас очень непростая. Пандемия – не пандемия. Выходные, праздники. Невозможно же представить, что, допустим, в субботу и воскресенье, или в Новый год перестанут чистить улицы. Даже когда в марте объявили локдаун, органы муниципальной власти наравне с медиками и спецслужбами не закрылись. Кого могли - отправили на дистант, но исполнение части функций требует личного присутствия. У нас очень много тех, кто ни дня не провел на удаленке. Конечно, хочется их поощрить за это, но наши вознаграждения строго регламентированы законом и рассчитываются по понятным и четким формулам.



- Откуда берете деньги на развитие района?


- Тут очень непростая система. Есть наш бюджет. У всех районов он одинаковый. Но на развитие там крохи. Все деньги уходят на текущую жизнедеятельность района. Но самые крупные и значимые проекты, реализуемые здесь, – это городские, областные или федеральные. Источники финансирования соответствующие. Часть социальных проектов, например, воркаут-площадки, строятся, благодаря помощи депутатов от нашего района. Застройщики, которые возводят жилые комплексы или коммерческую недвижимость, обязаны благоустроить территорию объекта. Много нюансов.


- Строек, кстати, много в районе. Почему?


- Это общегородская тенденция. Екатеринбург – крайне привлекательный город. Здесь мощная торговая экономика, отличные производства и комфортная городская среда. Многие профессиональные урбанисты (так, в частности, утверждает известный блогер-урбанист Илья Варламов – прим. ВВ) вообще называют наш город лучшим в стране. Я с ними согласен. Тысячи людей хотят сюда переехать. И не секрет, что цены на жилье в нашем районе существенно ниже, чем, например, в Верх-Исетском или Ленинском. Правда, с учетом спроса, и они в последние годы постепенно растут.


- Это плохо?


- Совсем нет. Благодаря желанию людей жить здесь, развивается инфраструктура района. Старожилы не дадут соврать, еще лет десять назад, если ты хочешь посмотреть кино или сходить в кафе или ресторан с достойной кухней - садись на метро или такси и вперед - в центр города. Сейчас все есть здесь. Посмотрите на «Омегу». Начинался когда-то как сельскохозяйственный рынок, а сегодня уже один из крупнейших и, безусловно, любимейший торговый центр орджоникидзевцев. В следующем году сдадут «Веер-молл». Это вообще торгово-развлекательный город будет. Были с коллегами на стройплощадке – размах, конечно, поражает. А это же все – рабочие места.


- Это все вещи со знаком «плюс», а что из категории «минус» в этой сфере?


- Уличная торговля. Я говорю и о борьбе с нелегальными НТО (нестационарные торговые объекты, палатки, киоски – прим. ВВ), и пресловутый «блошиный рынок» на Победы. По первым наш отдел потребрынка работает круглогодично. Но процедура вывоза забюрократизирована, бюджет ограничен, поэтому, темпы не такие высокие, как хотелось бы. В отличие от нас, у организаторов этого бизнеса руки развязаны. Мы два месяца ликвидируем одну точку, они в это время ставят две. Профит, как говорится. Но в этой борьбе мы не одни. Все уровни власти подключены. Думаю, со временем все решится. По «блошиному рынку» ситуация немножко другая. Это, чистой воды, «народное творчество». Вот я сколько себя помню, столько и рынок этот помню. Есть понимание, что такие явления не искоренить административным воздействием. Остается одно – цивилизовать. Я уже год веду переговоры с руководством города и области, чтобы найти этому рынку подходящее место, где все будет законно, с соблюдением санитарных и прочих норм.



- Давайте поговорим немного о политике. СМИ называют вас креатурой председателя гордумы Игоря Володина. Какие у вас с ним отношения?


- Некоторые журналисты любят навешивать какие-то ярлыки. Начнем с того, что с Игорем Валерьевичем мы знакомы давно. Отношения у нас прекрасные, как и с другими депутатами от нашего района. Без их поддержки многие вопросы было бы сложно решить. Они для этого и избирались. Люди им доверяют. Более того, люди обращаются к ним с проблемами и вопросами. Затем это все поступает к нам, если находится в нашей компетенции. Депутаты – представители жителей, поэтому отношения и Игорем Валерьевичем, как и с другими народными избранниками – конструктивные, понятные и полезные. У нас, к сожалению, многие считают, что если политики или управленцы не находятся в состоянии перманентного противостояния друг другу, то это признаки какой-то кастовости. Но раз мы говорим обо мне, скажу свое личное мнение – я считаю, что мне повезло работать с Игорем Володиным.


- После года вашего пребывания на посту, одно информагентство включило вас в список номинантов на звание «Политик года», как отнеслись к этому?


- Если честно, был удивлен. Узнал об этом из СМИ. Думаю, что номинация – это, по большей части, стечение обстоятельств. У нас в районе произошло несколько резонансных событий в тот год, а я просто делал свою работу. Тем более, номинация называется «Политик года», а должность у меня с трудом можно назвать политической. Она больше про управление хозяйством района. Но раз номинировали, значит, посчитали нужным. Это редакционная политика конкретного издания. Абсолютно их дело и прерогатива.


- Планируете дальнейшую политическую карьеру?


- Я работаю там, где работаю. Нельзя, выполняя столь сложные обязанности, думать о следующем рабочем месте. Это непрофессионально.


- Вы сказали про «резонансные события», которые произошли в районе в первый год вашего руководства. Речь ведь идет о ситуации с «Супрематическим крестом» Покраса Лампаса. Тогда все решилось удачно. Как вам это удалось?


- Ничего сложного. Что такое демократия? Это отнюдь не подавление воли меньшинства волей большинства, как ошибочно полагают многие. Демократия – это баланс, когда учтены интересы всех. Чтобы учесть интересы, надо их знать, надо дать возможность людям озвучить их. Когда недовольные люди вышли на площадь Первой пятилетки, как сейчас помню, это было воскресенье, я просто поехал туда и прямо спросил, что их беспокоит, чем они недовольны. Вот у конкретно собравшихся там была одна претензия – работа художника задевает их религиозные чувства, идет вразрез с их картиной мироздания. Но ведь есть еще и люди, которые считают эту работу приемлемой и имеющей художественную ценность. Значит, надо дать этим людям возможность поговорить друг с другом. Недовольным высказать свои претензии, а сторонникам – объяснить свою позицию. Согласие достигается только диалогом. Я принял самое очевидное решение в той ситуации – предоставил им площадку для дискуссии. Должен отметить, разговор получился, консенсус был найден, конфликт погашен в стадии зарождения. Серьезно, мы не в средневековье живем. А Екатеринбург – город настоящей демократии. Поэтому тут так комфортно.


- Наблюдали за развитием событий вокруг сквера у Драмтеатра?


- Весь мир наблюдал. Даже «Нью-Йорк Таймс» что-то писали, по-моему.


- Как относитесь к ним?


- Абсолютно та же ситуация, что и с «крестом» Лампаса. Власти поступили правильно – дали площадку для переговоров и все хорошо решилось.


пророчили вам скорую отставку. Как правило, накануне и после объездов района Александром Высокинским. Как удалось избежать этого?


- Вы знаете, понять природу этих публикаций можно. Журналисты логично предполагают, что, если у руководителя есть претензии, подчиненный имеет все шансы остаться без работы. Претензии главы были связаны с качеством уборки снега, но он прекрасно понимал, что мы находились в стадии становления в этой части, и видел динамику к улучшению. И мы продолжаем работать в этом направлении.


- Как районная администрация переживает этот нелегкий во всех смыслах год?


- Как и все – тяжело. Во-первых, много работников переболели. Слава богу, все живы, кто-то еще на больничном, но перенесли относительно легко. Серьезно поменялись рабочие процессы. Даже концерты в наших дворцах культуры – и те в формате онлайн. Летом немножко вели, когда послабления были. В общем, ориентируемся на указы губернатора. Во-вторых, в районе отменились все запланированные мероприятия с участием большого количества людей. Но, поверьте, это не чрезмерные ограничения. Кто болел – знает.


- Вы и сами переболели.


- Да, меня коронавирус стороной не обошел.


- Тяжело пришлось?


- Очень. Инфекция коварная. Без кислорода мы не можем жить, а она лишает нас доступа к нему. И ладно я, я всю жизнь занимаюсь спортом, не курю, но и то почувствовал на себе весь этот ужас. Пожилым людям и людям с хроническими заболеваниями тяжелее в разы. Поэтому ни в коем случае нельзя пренебрегать рекомендациями врачей – всем и всегда носить маски и мыть руки. У нас в администрации все до единого работника ходят в масках. За отсутствие – серьезные дисциплинарные взыскания.


- Большие?


- Премии вполне можно лишиться. Она существенная часть вознаграждения муниципального служащего.


- Можно немного личного? Вы – семейный человек, как близкие относятся к постоянному отсутствию вас дома?


- Вот тут, в отличие, от работы, действительно помогает опыт работы в полиции. Моя супруга, как жена офицера, знает, что работа ответственная и требует времени и присутствия. Поэтому, как говорят, относится с пониманием. Я очень благодарен ей за это. Дети учатся. Все свободное время посвящаю семье.


- Существует стереотип, что чиновники отдыхают где-то на охоте, даче с банькой. Вы – исключение?


- Вы правильно сказали – стереотип. Возможно, кто-то так и проводит досуг. В этом нет ничего криминального. Охоту я не люблю – животных жалко, а вот дача с баней – дело хорошее и полезное. У нас нет собственной дачи, соответственно, бани тоже. Но, если когда-нибудь появится, то будем ездить всей семьей.


- Вы всю жизнь занимаетесь спортом. А как зритель следите за кем-то?


- Конечно, наблюдаю за ФК «Урал». Ходить на матчи или смотреть по ТВ времени нет, но результаты узнаю. Не чужая команда. Все-таки, вышла с Уралмашзавода, хоть сейчас и представляет в Премьер-лиге весь регион.


- Хотите что-нибудь еще сказать нашим читателям?


- Только одно: берегите себя и близких. Как ни прискорбно, но мир уже не будет прежним. Сейчас на первый план выходит принцип «selfcare» (дословно – самосохранение, прим. ВВ), защитите себя – защитите остальных. Носите маски, пользуйтесь антисептиками. Но, уверен, все это закончится достаточно скоро. И мир, и мы научились с этим жить. Вакцины готовы, испытания закончатся, и вновь будем ходить в театры и на стадионы, жарить шашлыки на природе и наслаждаться поездками по миру. Ну, и, конечно, всегда рады видеть всех в Орджоникидзевском районе!


Оригинал: https://veved.ru/eburg/press/interview/154928-roman-kravchenko-ekaterinburg-gorod-nastojaschej-demokratii.html



Просмотров: 4

Недавние посты

Смотреть все

© 2018 АО "Орджоникидзевская УЖК"